Генеральный директор «Авито» Владимир Правдивый дал интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу

Глава «Авито» Владимир Правдивый — о том, как бороться с мошенниками на крупнейшем маркетплейсе и как живется между «Яндексом» и «Сбером» Владимир Правдивый. Фото: Стоян Васев/ТАСС

Как сервис частных объявлений превратился в крупнейший в стране маркетплейс и в компанию-единорог? Как вокруг «Авито» возникла индустрия профессиональных мошенников и что делать, чтобы не попасть на крючок? А что делать, если при борьбе с мошенниками заблокировали честного продавца? И почему «Авито» запретила продажу у себя медицинских масок? На эти и другие вопросы в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу ответил генеральный директор «Авито» Владимир Правдивый.

«Авито» — третья по капитализации, согласно Forbes и открытым данным, интернет-компания в России. Но многие, конечно, на протяжении первых пяти-семи лет существования «Авито» запомнили ее как сайт для купли-продажи ненужных вещей, комиссионку. А сейчас в новости «Авито» стала попадать с продажей заводов, заводиков. Там авто, там недвижимость, там поиск работы, там канал продаж. Трансформация произошла очень быстро — собственно, с вашим приходом и с вашей подачи. Почему это произошло именно на «Авито», а не произошло в сервисе, например, «Из рук в руки», на который и «Авито» когда-то была похожа?Владимир Правдивый: Спасибо за комплименты.Ну, это констатация.Владимир Правдивый: Это действительно констатация. Правда в том, что это начало происходить до моего прихода. Когда я познакомился с Филипом [Энгельбертом] и Йонасом [Нордландером] (основатели компании. — Business FM), это был мой приход еще в старый офис «Авито», там висела статья «На «Авито» продаются нефтяные вышки». Она до сих пор висит в нашем офисе. То есть они продавались еще до того, как я пришел. Но просто для такого спорадического сайта, где появляются объявления, торговые центры, еще что-то, стать полноценной площадкой для бизнеса — это то, что мы делали в последние годы, и сейчас это стало осознанным действием как со стороны нас, так и со стороны клиентов, которые четко знают, что «Авито» — это то место, где можно вести бизнес, а не просто частные лица продают коляски, детские игрушки, одежду или автомобили.А от кого это пошло? Это пошло от пользователей, то есть это не было задумано?Владимир Правдивый: Это пошло от пользователей. Нет, с самого начала все-таки Филип и Йонас строили в России именно небольшой сайт частных объявлений. Но оказалось, что в России не было аналогичных площадок, соответственно, с успехом «Авито», когда мы стали лидирующей площадкой, победив «Из рук в руки», потом победив сайт Slando, который тоже был долгое время нашим конкурентом, получилось, что у предпринимателей не оказалось другой площадки, а предприниматели — такие же живые люди. Они находятся на «Авито», понимают, что там находится их аудитория, и они стали пробовать размещать объявления. Мы стали следить за этими трендами. Всегда были компании, которые смотрят за пользовательским поведением и на базе поведения начинают уже строить сервисы. Так мы заметили, что на «Авито» хорошо идут недвижимость и автомобили, и сознательно построили внутри сервиса отдельные продукты: «Авито недвижимость» и «Авито авто» в 2012 году. Потом увидели, что люди предпочитают размещать на «Авито» вакансии, искать сотрудников.А каждая эта линейка появлялась не потому, что вы как-то подзапускали ее, создавали какой-нибудь раздел, предлагали аудитории делать то-то и то-то? Или это просто в ранее созданных сервисах вдруг начинало появляться и вы фиксировали такое поведение людей? Или что-то все-таки надо было выращивать искусственно?Владимир Правдивый: Если мы говорим про эти наши крупные вертикали — авто, недвижимость, работа, услуги, они появлялись на базе пользовательского поведения. Но, естественно, как только мы им придавали форму и фокус, то аудитория кратно росла. Я помню, когда мы запускали «Авито авто», только само создание этой площадки и пользовательского опыта и плюс реклама на телевизоре утроили аудиторию в течение, по-моему, полугода. То есть одно с другим связано. Но в каких-то случаях мы, конечно, сознательно входили в какие-то категории и создавали новый пользовательский опыт, создавая продукт, которого не было на площадке до этого. Вот наш продукт «Автотека» — это история автомобиля, который стал лидирующим сервисом в России, такого пользовательского поведения не было, никто не продавал историю автомобилей. Мы просто знали, что это хорошо работает на рынке США, и сделали этот продукт в России.Я знаю, что подобный по формату есть американский сервис Craigslist, не знаю, являетесь ли вы его точной копией или тут варианты. Как вы рассказываете, все происходило органически и спонтанно, не по замыслу творца.Владимир Правдивый: Нет, замысел был. И когда мы говорим про историю успеха «Авито», ключевым фактором успеха были четкий фокус и понимание, что строим. Когда Филип с Йонасом запускали этот сайт, они взяли за основу не Craigslist, который действительно был самым первым сайтом объявлений в мире.На Craigslist сейчас продаются нефтяные вышки или бизнесы?Владимир Правдивый: Нет, он все-таки стал и остается сервисом частных объявлений. За основу был взят скандинавский вариант уже более развитого шведского сайта Blocket. Если помните, на «Авито» была карта страны, открываешь на сайте — и прямо вот Россия, даже заставка была скопирована с Blocket.Это внешность, а по внутреннему набору функционала, причем востребованного, есть нечто подобное?Владимир Правдивый: А здесь был уже синтез тех практик, которые есть на развитых рынках, плюс работы команды по тому, чтобы сделать продукты, которых нигде нет. Допустим, когда первым платным продуктом стало поднятие объявления. Эта модель водопада, когда объявление поднимается, а каждое следующее по времени начинает его опускать вниз, было изобретением уже российским с точки зрения бизнес-модели и сервиса для пользователей.Хотя, казалось бы, что может быть проще с точки зрения монетизации интернет-ресурса, рекламного справочника, который представлял «Авито». Неужели этого не было нигде до того?Владимир Правдивый: Сами поднятия объявлений, конечно же, существовали и существуют на других рынках. Механика именно хронологическая, что нет ограниченного предложения. Как это обычно работало на других сайтах? Объявление покупалось и какое-то фиксированное время висело в топе выдачи. Соответственно, количество этого предложения было ограниченно. На «Авито» сделали «вечный двигатель», то есть объем предложения был неограничен, каждое следующее объявление ты можешь покупать, поднимая, и оно все равно попадает в топ. Таким образом естественно регулировались спрос и предложение. Конкурентные категории в Москве, как самый развитый рынок, — электроника. Здесь, понятное дело, все хотят быть в топе. Вместо того чтобы устраивать аукционную модель, была сделана естественная органическая модель: если ты хочешь быть в топе, плати опять — поднимайся наверх, как на горку.Вы считаете, что именно это ноу-хау привлекло большое количество пользователей и создало рынок?Владимир Правдивый: Нет, это я уже просто говорил про то, какие фишки были сделаны здесь, которые мы не копировали даже с самого начала у Blocket или каких-то других сайтов. То, что было сделано, и почему «Авито» победил «Из рук в руки», — это ставка на интернет, то есть с самого начала отказ от офлайн-каналов. «Из рук в руки» был отягощен своим печатным бизнесом, который был очень прибыльным, и люди боялись потерять прибыльный бизнес, считая, что аудитория уже там. А интернет рос, тогда еще была начальная фаза интернета, Филип с Йонасом стартовали сайт в 2007 году, когда пользование интернетом в России было 25-30%, соответственно, 70% еще не пользовались, поэтому весь рынок был впереди. И они понимали, что весь рынок впереди, — это первый выбор. Второй выбор — это то, что в российском интернете никто из крупных игроков — ни «Mail.ru Group, ни «Яндекс» — тогда еще не пользовались телевизором для продвижения. Филип с Йонасом были первыми, кто массированно потратил десятки миллионов долларов на продвижение интернета в телевизоре. До этого парадигма была в том, что интернет рекламируется в интернете. Мы используем баннеры, мы используем SЕО-трафик и так далее, но не каналы телевидения. Соответственно, эта модель была потом повторена уже при запуске всех других сервисов. Если сейчас включить телевизор, наверное, большинство объявлений будут объявления интернет-сервисов, но «Авито» был первым.Наверное, не все знают, кто такие Филип и Йонас. Это два шведских интернет-предпринимателя, которые работали в Amazon изначально?Владимир Правдивый: Нет, Йонас продал свой сайт eBay, он создал свой первый аукционный сайт в Швеции, он назывался Tradera.В общем, у них после продажи было соглашение, которое ограничивало их право создавать нечто подобное в большинстве стран. И в набор этих стран по какой-то причине (кстати, интересно по какой) не попали Россия и Индонезия. Индонезия далеко, поэтому они не из какой-то любви к России решили стартовать здесь с продуктом, который вначале был похож на то, что они делали в Швеции. А сейчас вроде бы уже совсем не похож. Но сейчас они уже давно не владельцы, они продали все. Сейчас владелец — южноафриканский инвестфонд Naspers, и сделка была открытая. Капитализация по последней сделке — там пакеты частями выкупались — составляла более 4 млрд долларов. «Авито» — это российский «единорог», причем «единорог» большой, с большой примерно четырехмиллиардной капитализацией. Это маленькая справка, коль скоро мы так часто называем имена этих двух шведов. Они до сих пор где-то еще рядом или они все продали и их больше это не интересует? Они не 4 млрд получили, потому что первые пакеты стоили дешевле, а последние дороже — с ростом бизнеса.Владимир Правдивый: Они были не единственными инвесторами, они были основателями компании, но привлекали с самого начала деньги разных инвестфондов. Они успешные люди, сейчас наслаждаются жизнью.Как говорится, cash out and walk away.Владимир Правдивый: Ну, как говорят, все равно родители остаются родителями, поэтому «Авито» остался для них их ребенком, и с точки зрения слежения за нашим успехом, общения, они общаются, но они вне компании, это просто человеческое общение, иногда прочитали новость про нас: «О, молодцы! Рады слышать, что у вас все хорошо». Вот в таком ключе.Еще какой-нибудь из их стартапов достиг такой же капитализации, как у «Авито»?

Читайте:  Хешрейт биткоина превысил 115 EH/s

Владимир Правдивый: Нет, но удивительный факт: один из сотрудников Йонаса, который работал в его первом проекте Tradera, потом основал компанию Spotify, которая стала еще более крупным проектом, даже чем «Авито», в глобальном масштабе.

«Проблема мошенничества — это проблема человеческого общества»

Перейдем к острым вопросам. Сначала появились новости: продается нефтяная вышка на «Авито». Все удивились: там действительно раньше детские коляски продавали. Потом продается завод на «Авито». Потом вообще продажа небольших бизнесов стала на «Авито» постоянным явлением. Но дальше в новости вы стали попадать на тему мошенников. Легко можем себе представить: онлайн хорош всем, кроме того, что продавец и покупатель друг друга не видят, не знают, и даже в самом простом случае — утром деньги, вечером стулья — возникает некий разрыв, кто первый переведет деньги, кто первый доставит товар. Потому что очень часто — и в этом смысл «Авито» — они и не встречается. Все просто: когда приехал на квартиру, заплатил наличными или переводом, забрал. Но если товар доставляется, если бизнес передается, зачастую из города в город, появился разрыв. Форм мошенничества много, но не меньшая беда — борьба с мошенниками, блокировка аккаунтов. С чем вы подошли, насколько пришлось увеличить персонал, какие подходы появились? Это же все равно структурная проблема.

Владимир Правдивый: Проблема мошенничества — это проблема человеческого общества, она всегда была и существовала в обществе и до интернета, и во время интернета. «Авито» — это 50 млн ежемесячных пользователей, соответственно, можно смело говорить, это слепок нашего общества. Но при этом в процентном отношении количество мошенничества на «Авито», конечно же, гораздо ниже, чем в целом, но оно есть. Наверное, проблема мошенничества — это проблема злоупотребления доверием. Это же искусственные манипуляторы. Когда мы представляем мошенников, это не любители, которые просто взяли и вышли на площадку. Обычно это организованные команды, которые хорошо разбираются в психологии и манипулируют вниманием пользователей.Если почитать, что они только не делают. От элементарного кидалова, когда покупатель получает товар и не принимает его, запаковывая обратно не сам товар, а, например, вместо нового iPhone старый iPhone, до каких-то сложных, продвинутых схем, фишинга, увода на несуществующие сайты перевода денег и так далее. Огромный спектр. Как бы вы сами классифицировали различные виды мошенничества?Владимир Правдивый: Основной вид мошенничества — такой же, как и с банками, попытка получить номер карточки и CVV с обратной стороны карточки.Они в данном случае выступают в качестве покупателя?Владимир Правдивый: Да. Что делают мошенники? Они пытаются увести общение с продавцом с «Авито», потому что мы контролируем внутри нашего продукта коммуникацию. Если мы видим мошенническое действие, мы сразу же блокируем эту коммуникацию и не даем случиться обману. Что они делают? Это они пользуются WhatsApp, Telegram, просят перейти туда, потому что им якобы это удобнее. Как только человек переходит туда, ему начинают посылаться мошеннические ссылки с просьбой ввести реквизиты карточки, ввести код с обратной стороны, и если человек это делает, то он страдает. Поэтому это еще вопрос образования и гигиены безопасности в онлайне не только на «Авито».Первый и простой совет — ни в коем случае не выходить с «Авито» ни на какие смежные сервисы, от начала до конца все завершать только внутри.Владимир Правдивый: Да, в нашем мессенджере.Но это тоже не гарантия, как я понимаю?Владимир Правдивый: Скажем так, если брать случаи, о которых вы говорили, когда взамен добросовестного товара кладется другой, такие случаи исчисляются пальцами одной руки. И второе: там мошенники подвергаются гораздо большему риску — там у него есть адрес, фамилия, это как раз любители. И таких любителей находить проще, их находят органы и с нашей помощью и привлекают к ответственности. Гораздо сложнее найти тех, кто даже в России не находится, присылает ссылки, кол-центры могут находиться в других советских республиках, благо знание языка осталось, и обманывать людей здесь.Кстати, в местах заключения, в СИЗО это тоже все происходит?Владимир Правдивый: Да.И в других республиках?Владимир Правдивый: Да.А где больше — в наших местах заключения или в других республиках?Владимир Правдивый: Мы не проводили такую статистику, ее сложно собрать, потому что мошеннический контакт обычно происходит уже не на «Авито». То есть первое, что делается, — это по номеру телефона, который размещается в объявлении, человека переводят в телефон или в мессенджер — WhatsApp или Telegram, и дальше уже начинается мошенническая схема. Поэтому базовые вещи: не давать никому реквизиты своих карточек, не переходить в сторонние мессенджеры и не нажимать на непонятные ссылки, которые присылают.Здесь логика такая: если вы находитесь только в «Авито», то «Авито» может потом найти IP-адрес, с которого действовал контрагент?Владимир Правдивый: На «Авито» мы же онлайн видим, что пишут пользователи, и есть модели мошенничества, которые уже известны. Как только мы видим, что это мошенническая модель, мы закрываем переписку или предупреждаем покупателя или продавца, что с другой стороны находится мошенник. Это делают нейросети, потому что на объеме нашей аудитории и учитывая, что это должно происходить мгновенно, это может сделать только компьютер.И в то же время борьба с мошенниками — это отдельное зло. «Авито» в том числе стал каналом сбыта для многих предприятий малого бизнеса: от гвоздей, если вы их делаете, доски, какая-то мебель, какие-то простые изделия, которые просто продаются через «Авито». И можно прочитать такие воззвания: «Авито» меня заблокировал, я продаю через «Авито» уже много лет, заблокировал в момент сделки, когда я жду доставку, у меня сорвана сделка, я звоню в службу технической поддержки, дозвониться невозможно, ответить мне ничего не могут, в общем, я горю. Прямо как с банками, как с блокировкой счетов. А это работает нейросеть, в которую позвонить невозможно, и почему она так решила, нам уже тоже понять зачастую невозможно. Мы же не можем управлять нейросетью, на то, чтобы проверить адекватность ее решения, потом уйдут недели, месяцы, люди несут потери из-за этого?Владимир Правдивый: Конечно же, за нейросетью стоят люди. Сеть обучают люди, и в блокировках помимо алгоритмов тоже участвуют люди. У нас огромная команда, мы говорим о сотнях сотрудников, которые работают 24/7, чтобы оказывать поддержку пользователям и мониторить безопасность на площадке. Соответственно, в каких-то случаях решение о блокировке и разблокировке принимается не алгоритмами, а людьми.Они могут быстро принять такое решение или они могут только принять заявку, с тем чтобы потом кто-то залез в нейросеть и разобрался?Владимир Правдивый: Все зависит от ясности случая. Случаи обычно неочевидные, мошенники мимикрируют, и еще часто мошенники пишут в поддержку. Мошенники же инвестируют свои деньги в покупку аккаунтов на «Авито», в покупку сим-карт, в технологии, и когда их блокируют, они добросовестно пишут. Я видел диалоги, видел действия сотрудников, лично разбирал. Сначала кажется, что совсем белый и пушистый человек пишет в поддержку, а потом начинает ругаться и говорить, что все равно найдет способ обмануть систему, когда его не восстанавливают. Поэтому, конечно, требуется время, и для нас всегда болезненно, когда мы видим, что страдают добросовестные клиенты, и мы стараемся приоритизировать такие запросы, чтобы восстановить аккаунты, которые могут быть задеты алгоритмами. Когда алгоритм работает на масштабе, а мы говорим про сотни тысяч проверок в день, то могут оказаться даже доли процентов, которые могут быть затронуты, но это живые люди, которые страдают, и мы, конечно же, решаем эти вопросы. Но если выбирать между реальными потерями людей от того, что их обманут на площадке, и между неудобством, которое создает временная блокировка, все-таки я считаю, что второй случай менее болезненный. Иногда люди даже сами не знают, что их аккаунт может использоваться злоумышленниками. Они иногда оставляют где-то свой пароль, их аккаунты могут забираться, и люди даже не знают, что с их аккаунта под их добросовестным именем могут действовать мошенники.А на «Авито» вообще можно продавать все?Владимир Правдивый: Нет. На «Авито» нельзя продавать то, что не разрешено российским законодательством.Это, само собой, наркотики, оружие, наверное, многие лекарства. В этом году был всплеск интереса к маскам, все их срочно начали делать, и продавец, и покупатель искали друг друга, это были малые бизнесы. Маски продавались на «Авито»?Владимир Правдивый: Продавались до определенного момента и до коронакризиса. Но в тот момент, когда мы поняли, что это принимает спекулятивный характер, люди на этом наживаются, мы приняли этическое…Там были перепродавцы?Владимир Правдивый: Да, перепродавцы, которые просто наживались на повышении цены.Сколько должен был вложить перепродавец, чтобы его предложение по маскам стояло как можно выше, он поднимал бы цену и зарабатывал бы на этом?Владимир Правдивый: Инвестиции были абсолютно несопоставимы с потенциальной выгодой, которую они получали, и цены отличались от региона к региону, то есть у нас дифференцированное ценообразование. Москва — конечно, более дорогой город, потому что здесь больше аудитория, больше конкуренция между бизнесами.То есть вы закрыли торговлю масками в определенный момент?Владимир Правдивый: Да, просто убрали. С точки зрения поискового запроса, если люди печатали «найти маски на «Авито», мы просто убирали эти запросы. Сознательно. Да, это, казалось бы, с одной стороны, непопулярное решение, потому что нельзя найти, но, с другой стороны, мы решили, что так правильно, это социально ответственно — не давать людям попасться на эти спекулятивные предложения.Если говорить о безопасности, пока нейросеть анализирует, сравнивает, что написали, как поступили, блокирует. А нельзя придумать какое-то другое технологическое решение, связанное с какой-то особой системой расчетов? Чуть расширю вопрос. Сейчас считается трендом для интернет-компаний, что чем больше сервисов они создают, тем лучше. Грубо говоря, создать свою расчетную систему, где вход и выход будет отрегулирован, как это на бирже происходит: люди сделки совершают, а там дальше существует клиринг. Нет?Владимир Правдивый: А мы создали этот продукт. Этот продукт называется «Авито доставка». Ведь как раньше осуществлялась торговля на «Авито»? Это была де-факто площадка объявлений, где встречались покупатель и продавец, но встречались виртуально, а в реальной жизни они договаривались о встрече в метро, у кого-то дома, и в реальном мире, когда мы не были стороной сделки, так же проходили мошенничества: подсовывали не тот товар, давали фальшивые деньги.Но доставка — это все-таки доставка. А деньги-то переводятся заранее, они не депонируются.Владимир Правдивый: Они как раз депонируются. Как работает сервис «Авито доставка»? Покупателю нравится объявление, он нажимает кнопку «купить», вводит реквизиты своей карточки. И так же, как и при покупке на любом сайте электронной торговли, его деньги заблокируются, они держатся на эскроу-счете до того момента, пока он не примет товар от продавца. А продавец видит, что «Авито» его информирует: за твой товар заплатили, он относит свой товар на почту, в какое-то отделение курьерской службы, товар идет несколько дней в пути или совсем быстро, в зависимости от расстояния, приходит покупателю, покупатель открывает, смотрит, что это то, что он заказывал, и после этого, когда он подтверждает принятие товара, деньги идут к продавцу.И тут присутствует непосредственно курьер, который является свидетелем передачи товара и авторизации проведения платежа. Как происходит с бизнесами, не будем погружаться, наверное, это чуть сложнее, я про другое хочу спросить. Вы зарабатываете на «Авито доставке»? Вообще, на чем вы зарабатываете? Вы не открытая компания, вы не на рынке, мы не можем видеть, поэтому я могу только у вас спрашивать, а вы можете рассказывать.Владимир Правдивый: Для частных пользователей по умолчанию мы бесплатные, и мы остаемся бесплатными, за исключением каких-то определенных порогов, но пороги введены как раз не для того, чтобы зарабатывать на частных пользователях, а для того, чтобы провести какую-то условную границу между бизнесом и частным пользователем. А бизнесы платят за присутствие на площадке: выставляя свой склад, товары или вывешивая объявления про услуги, они платят за присутствие на площадке. Либо это разовое объявление: я — сантехник.То есть основной доход — это плата за объявления? А доставка? Я к тому, что сейчас все интернет-сервисы стараются создать какое-то множество источников дохода.

Читайте:  20 лет за посещение КНДР: За что на самом деле хотят судить разработчика Ethereum?

Владимир Правдивый: И у нас их много. Это продвижение объявления в выдачах. Потом исторически у нас была реклама, ее продвигают все — это баннеры, которые вы видите в выдаче, сейчас она очень небольшая. И потом мы начали создавать новые сервисы. Это продукт «Автотека» — история автомобилей. В случае работы это доступ к резюме кандидатов. Кандидаты оставляют на «Авито» миллионы резюме, соответственно, компания, чтобы посмотреть, кто им подходит, платит за доступ к базе данных или разовым резюме. Новый продукт, о котором мы говорили, — это доставка. На доставке мы не зарабатываем, мы ставим очень минимальную наценку. Для нас это все-таки удобство для пользователей, это фасилитация бизнеса, но не инструмент зарабатывания денег.

«Я не верю в то, что в России все-таки сформируется китайская модель с безусловным доминированием всего двух игроков»

Опять же, вы имеете право не рассказывать, и даже если расскажете, мы можем вам и не поверить, потому что «Авито», не будучи публичной компанией, не раскрывает данные, но вот смотрите, у вас большие инвестиции: нейросеть, большой кол-центр — это и люди, и разработка, и так далее. На другой стороне у вас весьма умеренный доход с каждого пользователя. Как складывается это соотношение инвестиций и выручки в последние годы? Вы в кредитах для того, чтобы развиваться? Это развитие, большой-большой рост, происходит на кредитных ресурсах?Владимир Правдивый: Нет, компания никогда не брала кредиты. Естественно, она первые годы, как и большинство интернет-проектов, была планово убыточная за деньги инвесторов, то есть это был капитал инвесторов, который инвестировался в развитие. Но с 2013 года компания прибыльная, и прибыль ее только росла. И здесь работает эффект масштаба: аудитория растет быстрее, чем фиксированные затраты, и начинает работать эта механика. Кроме того, мы в самом начале нашей беседы говорили, что все-таки основу нашего бизнеса с точки зрения зарабатывания денег составляют не частные пользователи — они создают аудиторию, интерес, это покупатели. Или даже частные продавцы — мы по дефолту с них не берем денег. А платят нам крупные бизнесы: это крупные федеральные сети, банки, которые ищут сотрудников, размещают свои вакансии, это крупнейшие автосалоны, это агентства недвижимости по всей России. Наша лидирующая позиция в целом по стране и в большинстве регионов позволяет нам формировать огромную базу. У нас одновременно на площадке каждый месяц где-то 2,5 млн бизнесов, которые ведут бизнес с «Авито». Причем это и микробизнесы, где сам владелец бизнеса, и исполнитель, и маркетолог, например какой-нибудь мастер по настройке интернета или сантехник, который размещает объявление и сам же работает. Это могут быть и огромные федеральные организации с десятками, сотнями тысяч сотрудников.Вы такая крупная компания, большой игрок на российском интернет-рынке, занявший большой пласт и доминирующий на нем, хотя есть определенные конкуренты и в авто, и во всех отдельных сферах есть конкуренты. Вы не боитесь, что вас раздавит «Яндекс» или «Сбер» вместе, с двух сторон? Мы наблюдаем формирование двух мега-интернет-компаний, которые находятся в дикой конкуренции друг с другом и хотят проглотить все. Они безмерно готовы расширять сферу своего присутствия. Ваша сфера понятна, модель видна. Во-первых, вас могут купить, а могут просто начать использовать свои ресурсы, очень большие, чтобы создавать аналогичный продукт.Владимир Правдивый: Купить нас тяжело, потому что нас уже купили, и у нас стратегический инвестор, который покупал нас не с целью перепродажи, а с точки зрения управления на годы. Naspers — это компания со столетней историей. Даже в Tencent она крупнейший акционер. С самого начала существования Tencent как крупнейшей китайской интернет-компании они с ними уже 30 лет. Поэтому с нами они тоже на годы, на десятилетия.Все-таки «Авито» не вырастет в России до размеров «Сбера» и «Яндекс», а «Сбер» и «Яндекс» стремятся получить все каждый в свое поле.Владимир Правдивый: Я не верю в то, что в России все-таки сформируется китайская модель с безусловным доминированием всего двух игроков.Но они естественным образом будут этого хотеть, их нельзя в этом обвинять, у них такие стратегии. Они стараются присутствовать во всех возможных сферах интернет-бизнеса. У вас совершенно понятная сфера и рабочая модель, как видно. Извините, что я настаиваю на своем предположении. Словом, если «Сбер» и «Яндекс» просто начнут перекупать ваших людей, кто разрабатывал эту нейросеть, быстро строить аналогичные сервисы для своих пользователей, вы готовы к такому вызову?Владимир Правдивый: Мы к нему готовы. Я не верю, что они нас победят.Но то, что они могут это сделать, вы держите это в голове?Владимир Правдивый: Конечно же, мы всегда оцениваем разные риски с точки зрения вероятности. Но я верю как раз в то, что победим мы, потому что мы делаем лучший продукт для нашей аудитории, для наших клиентов. Это огромная аудитория, по размеру мы, наверное, не только по капитализации, но даже по объему аудитории входим в число мейджоров российского интернета с 50-миллионной месячной аудиторией. И если говорить о попытках «Яндекса» или Сбербанка играть на нашем поле, то это не новость.Да, они создают маркетплейсы. Маркетплейс — одно из главных направлений для каждого.Владимир Правдивый: В 2014 году «Яндекс» купил компанию «Авто.ру», и с тех пор мы с ними активные конкуренты. Конкуренция — это плюс для пользователя, потому что сильные компании от конкуренции выигрывают. Это заставляет нас быть изобретательнее, делать более качественные продукты и удерживать нашу аудиторию. Наше преимущество по сравнению с сайтами электронной коммерции — это огромная лояльность, это в том числе фактор успеха. Когда мы говорили про экономику, самое дорогое в электронной коммерции — это покупка клиента. Ты в него инвестируешь через ТВ-рекламу, интернет-рекламу, один клиент обходится в каких-то бизнесах в тысячу рублей, в каких-то — в десятки тысяч рублей, а потом он уходит к конкуренту. Так вот на «Авито» у нас огромная лояльность аудитории, то есть люди, которые приходили на «Авито» в 2010 году, по-прежнему приходят. Поскольку мы компания, которая хранит огромное количество данных, мы видим, что люди, которые приходили, с годами все больше и больше пользуются «Авито», и каждый следующий год у нас не ухудшаются эти метрики удержания лояльных клиентов.И напоследок. Я повторяю, что вы не акционерная компания. Ozon, в общем-то, тоже маркетплейс, вышел на IPO…Владимир Правдивый: Они еще не вышли, они заявили о планах выхода.Ну, они проводят фактически это IPO, там даже идет какая-то оценка и так далее. Публичные интернет-компании во всем мире подорожали, временами кратно, на фоне пандемии. А каковы ваши планы? Я понимаю, что это вопрос скорее к акционеру, поэтому вы можете ничего не ответить, но рано или поздно большие компании выходят на открытый рынок. Не тот ли сейчас момент? И вообще, пандемия подняла ваш бизнес?Владимир Правдивый: Давайте начну со второй части. Пандемия положительно повлияла. Да, когда нашим клиентам было больно во время карантина, нам тоже было непросто, мы оказывали им большую поддержку. Это был март, апрель, когда были закрыты автосалоны, когда не регистрировались сделки с недвижимостью. И мы шли тогда навстречу нашим клиентам, оказывали им большую поддержку. Но с того момента мы увидели очень сильное восстановление бизнеса, и даже с точки зрения как раз электронной торговли именно с марта огромное количество клиентов рванули на известные площадки как единственный оставшийся канал, где можно купить и продать. По остальным линиям нашего бизнеса мы видим очень сильное восстановление. Сюрпризом для нас была уверенность работодателей и наем сотрудников. Здесь наша команда «Работы», конечно, проделала впечатляющую работу, сильно обогнав всех наших конкурентов. Чтобы дать представление о росте, мы сейчас растем порядка 44% год к году по «Работе». Это быстрее, чем все остальные игроки в сфере рекрутмента. И половина всех компаний и малого, и среднего бизнеса, и половина крупных работодателей размещаются на «Авито». Это более 400 тысяч вакансий в моменте.По другим линиям бизнеса тоже очень сильное восстановление. Сейчас у нас бум из-за ипотеки и субсидирования ипотеки на недвижимость. Он не ведет как раз к неуспеху для бизнеса, потому что агенты недвижимости просто не успевают снять телефон — такой большой спрос. Сейчас рынок продавца. То, что не продавались автомобили, тоже сформировало отложенный спрос, и недостаток как раз новых авто из-за того, что заводы стояли, глобальные и в России, усилило спрос на машины на вторичном рынке. Поэтому все растет, мы растем в целом с точки зрения аудитории на 30% год к году. Поэтому, говоря про конкуренцию, клиент голосует. Рост для такой большой компании на 30% — это доказательство ее силы и способности успешно противостоять другим игрокам. Тем более мы сами являемся де-факто мини-экосистемой, потому что на «Авито» человек приходит и может решить любую проблему. Я вот сам ищу, во время пандемии мне нужно было настроить резервный канал интернета, я нашел, мне пришли, настроили резервный канал интернета.Это сейчас самый крупный маркетплейс, включая все. Но понятно, что и «Сбер», и «Яндекс» тоже развиваются.

Читайте:  Чемезов просил Путина согласовать сертификацию авиатехники за рубежом по договорам МАК

Владимир Правдивый: Да, и мы идем тоже, мы расширяем линейку продуктов, которые мы делаем, расширяем и будем расширять сервисы. Если говорить про планы, то плана выхода на IPO у нас нет. Обычно планы на IPO решают две задачи: либо обеспечение капитала, либо задачу выхода, откешиться для инвесторов. Эту задачу мы решили для предыдущих инвесторов с входом Naspers. Хотя мы частная компания, но можно из публичных источников узнать, что мы очень прибыльная компания, на уровне, наверное, большинства или даже выше, чем другие мейджоры в российском интернете. И за нами стоит акционер с капитализацией в 200 млрд долларов, который, если потребуются существенные инвестиции, готов поддержать наши планы.

«Чего не хватает на удаленке, это разговора у кулера, чашечку кофе выпить, просто живого человеческого слова, чтобы не превратиться в механизм, где люди только работают»

Хорошо. Теперь бытовой вопрос — удаленка. У вас, очевидно, большой кол-центр, у вас, очевидно, центр разработки и центр технической поддержки. Что с ними произошло, они продолжают работать в офисе, они покинули офисы и вернутся ли они в офисы?Владимир Правдивый: Интересные вопросы. У нас сейчас порядка 2400 сотрудников, половина — это московский офис, в существенной степени это центр разработки и развития бизнеса. И в Санкт-Петербурге у нас находится офис клиентской поддержки и офис продаж, это вторая половина. И в марте, когда мы понимали, что тучи сгущаются, мы сами приняли решение еще до того, как другие компании ушли на удаленку, мы за неделю все организованно ушли на удаленный формат работы.Все-все?Владимир Правдивый: Все ушли из офиса. Это было чуть тяжелее для сотрудников кол-центра, продаж, которые до этого не имели опыта. Если центр разработки уже жил в интернете, имел удобные инструменты работы, то это было вызовом, но мы с ним хорошо справились и, самое главное, нигде не просели ни по бизнес-показателям, ни по настрою команды. Мы очень много времени уделяли коммуникациям, психологической помощи сотрудникам, тому, чтобы быть с ними на связи, чтобы почувствовать, меняется что-то или нет. Мы, самое главное, успешно потом еще 500 человек наняли с марта полностью в режиме удаленки. То есть люди пришли на работу, их никто не видел, их видели только через экран Zoom, они влились в команду, успешно работают. Даже иностранцы, например наш новый СPO приехал из-за рубежа, мы его тоже наняли только в формате удаленки.Так он, наверное, и не приехал. Зачем ему приезжать, если он на удаленке?Владимир Правдивый: Он все-таки считает, что правильно, если ты работаешь в стране, ты должен погрузиться в эту культуру, понимать пользователей. Поэтому мы не практически выходили из режима удаленки, мы разрешили с сентября сотрудникам частично приходить в офис, скорее это место для общения команд, социализации, потому что, чего не хватает на удаленке, — это разговора у кулера, чашечку кофе выпить, просто живого человеческого слова, чтобы не превратиться в механизм, где люди только работают.Офисы останутся или вы их покидаете?Владимир Правдивый: Нет, мы не покидаем офисы.2400 человек у вас полностью дома. Это же сколько арендованных квадратных метров офисных площадей?Владимир Правдивый: Конечно же, это такой болезненный вопрос, когда смотришь на экономику. Я приходил во время пандемии в офис, когда никого не было, было ощущение как после атомной войны: красивое пространство, полностью пустое, никого нет. Но тем не менее я верю, что когда-то эта история закончится и мы будем работать в гибридном формате, то есть мы не будем работать все-таки 100% в удаленном формате. Для разных команд это может быть по-разному, но людям нужна площадка для общения, встреч. Поэтому, учитывая наши планы по росту, я думаю, мы это пространство просто более оптимально будем использовать с учетом планов.Пространство останется тем же, людей работать будет больше. Такой план?Владимир Правдивый: В конкретный день людей работать больше не будет. У нас уже сейчас, в сентябре, команды приходили на ротационной основе, хотя пространства достаточно, просто чтобы уменьшить во время пандемии риски общения, в среду приходит одна команда, в четверг — другая команда.Ясно, все-таки офис останется даже у вас, хотя вы на 100% разместились дома.Владимир Правдивый: Разные люди — разные. Здесь даже вопрос не о профессии, а о психотипе: кто-то очень эффективно работает на удаленке, кто-то хорошо себя чувствует, когда рядом движуха, когда есть общение.А вы сами?Владимир Правдивый: Я комфортно себя чувствую дома, но, конечно, мне не хватает общения с командой. Я как раз за гибридный формат. Если я приезжаю в офис, я пытаюсь все-таки в офисе провести время с сотрудниками. Сейчас опять у нас наступает время, когда практически никто не ходит в офис.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here