Казацкому роду нет переводу

У курян к казакам двоякое отношение. С одной стороны, казачество – дань традиции. Служилые люди издревле охраняли рубежи государства. Само понятие курского порубежья предполагает наличие казаков. Но скептиков раздражает полувоенная форма и не вполне понятная иерархия казачества.

Откуда взялись курские казаки, как они живут сейчас и к чему стремяьтся нам рассказал атаман Курского окружного казачьего войска Игорь Филипповский.

— Игорь Васильевич, о казачестве существуют разные мнения. Кто же такие казаки — отдельный субэтнос или русские люди?

— Я считаю это чисто русским явлением. Это русский народ, русские люди. Что бы ни говорили, а всё начиналось с Московского княжества, с боярских детей. Когда их становилось всё больше, они пополняли военное сословие, которое решало вопрос защиты государства. Затем эта функция постепенно перешла к дворянству. Дворяне — это кто? Опять-таки военное сословие. Оно тоже разрасталось, что привело к появлению однодворцев. Это выходцы из обедневших дворянских родов, служившие на окраинах. Их привязали к земле и они стали однодворцами. Что самое интересное, в своё время Александр Васильевич Суворов говорил, что нет лучшего войска чем однодворцы. И указывал на их главную роль при взятии Измаила.

Но однодворцы — это уже чисто казаки. Им выделялась земля. Есть Четвертное право от слова четь — это земельные пожалования, которыми награждали за заслуги, за то, как ты показал себя на службе. Ведь наша Родина — Русь, Россия, Империя — воевала постоянно. И требовалось войско, которое бы её защищало. Лев Толстой говорил, что казаки сделали Россию. Им государь за заслуги жаловал чети. Четь — это полгектара земли. А самым заслуженным давалось и по 200-300 четей. Так, например, говоря о Курске, можно вспомнить документ, где Алексей Михайлович жалует в вечное пользование земли города Суджи на расстоянии 25 вёрст от центра по кругу. Это говорит о том, что казачество имело достаточно серьёзный вес.

Читайте:  В центре Курска «росгвардейцы» задержали должника по алиментам

— Когда казачество обрело своё классическое состояние как военное сословие, компактно проживающее в станицах?

— Это был примерно 16 век. Когда Московское княжество превратилось в Россию, уже проглядывались задатки империи, граница сдвинута далеко на юг. И смысл казачества — охранять окраины России. Чтобы полностью закрыть границы. Очень серьёзный соперник был — Турция, а их основными базой, по сути сателлитами были Казань и Крым — с двух сторон. Вот это и была основная задача как всего Российского государства, так и казачества. Противодействие и последующий разгром этих образований. И казаки находились, что называется, на острие момента.

— И как можно сформулировать основную суть казачества?

— Это военная элита, военное сословие, которое использовалось для защиты и расширения границ Российского государства. Но говоря расширение, нужно учитывать, что Россия при этом, как правило, не была захватчиком. Когда сильно досаждали, тогда и принималось решение, что эту проблему надо решить. Чтобы больше не было этого досаждения. Если мирным путём договориться не удавалось, тогда этим вопросом занимались казаки.

— А теперь перейдём к субъективной стороне: когда вы почувствовали свою причастность, принадлежность к казакам?

— С самого детства. Я родился в Казачьей слободе — ныне улица Верхняя казацкая в Курске. И основная игра у нас была одна — казаки-разбойники. И почему-то казаки-разбойники всегда били немцев. Это был район частного сектора — леса, перелески, поля — это было всё наше, мы там облазили каждую кочку. Кроме того, совсем рядом там был учхоз — учебное хозяйство, которое имело лошадей. Нас оттуда здорово гоняли, потому что мы то и дело норовили покататься на лошадях. Потом получали по загривку, но несмотря на это через день мы опять брались за своё. И эта любовь к лошадям осталась на всю жизнь. У нас в казачестве сейчас 40 рысаков.

Читайте:  В Курске задержали 3-х таджиков за организацию наркотрафика

— А само знание о казаках — осознание того, что вы казаки — когда пришло?

— Это когда уже стали постарше — лет в 15. Потому что разговоры шли постоянно, а ещё фильмы вдохновляли. Но ведь про курских казаков тогда, конечно, не снимали, больше о кубанских, донских, уральских. Но уже тогда возникал вопрос: почему мы в Казачьей слободе живём и зовёмся казаками? Этот вопрос уже тогда стоял и мы его обсуждали, искали какую-то литературу.

— Наверное, казацкая закваска и предопределила ваш выбор — то, что вы стали кадровым военным?

— Самое интересное, что у нас в Казачьей слободе не было ни одного подростка или юноши, который бы не тренировался. Зная о том, что казаки — это элита, мы тогда уже понимали, что этому нужно соответствовать. Поэтому либо бокс, либо самбо — тогда самбо было очень развито, самбисты из Курской области были лучшими в мире. Когда я сам уже занимался самбо, на чемпионат мира из 10-ти весовых категорий не менее семи, как правило, представляли куряне.  И всегда привозили золото.

То есть бойцами мы были с того времени. Призываясь в армию, я был дважды кандидатом в мастера спорта и имел 5 первых разрядов. Я был чемпионом области по бегу, у меня был 1-й разряд по плаванью, футболу, я уже сделал несколько прыжков с парашютом, а кандидатом был по боксу и борьбе. И такими практически были все наши!

— Как складывалась ваша служба?

— В 1972 году меня призвали на срочную службу, попал в учебное подразделение ВДВ в Литве. Но через две недели нас посадили на самолёт и доставили в ГСВГ (группа советских войск в Германии). Говорят, что в ГДР не было наших ВДВ. Могу сказать, что подразделения ВДВ там стояли всегда, но в связи с договором с НАТО в то время это не афишировалось. После срочной службы я остался на сверхсрочную, заочно закончил Московский юридический институт, что дало право иметь офицерское звание.

Потом Дальний восток. В 1979 году, 19 февраля, во время китайско-вьетнамской войны наша задача состояла в том, чтобы ни один китайский самолёт не взлетел. Таким образом, китайская авиация была выключена из военных действий.

Читайте:  В Курске на Магистральном маршрутка снова врезалась в фуру

После увольнения с военной службы, отслужив 20 лет, я поступил в МВД. В 1982 году переехал в тогдашнюю Молдавскую ССР, где 7 лет проработал в органах внутренних дел. Увольнялся с должности заместителя начальника райотдела по кадрам боевой и специальной подготовки. При мне этот отдел по боевой подготовке и специальным дисциплинам ниже второго места в республике не опускался. Создал там очень хороший тир, ведь оперативные работники должны хорошо стрелять. В те времена в обязательном порядке опера должны были уметь стрелять с обеих рук.

— В грядущих событиях это умение пришлось весьма кстати?

— Да, в 1992 году, 19 июля, как мы помним, начался конфликт. По сути, в Молдавии началась гражданская война. Ненависть смогли раскачать так, что началась братоубийство. К счастью, туда был направлен генерал Лебедь (в целях конспирации он прибыл как полковник Гусев). Достаточно быстро было создано несколько серьёзных подразделений. И когда возникла угроза, что молдавская сторона взорвёт Дубоссарскую ГЭС, была дана команда прекратить конфликт. Приказ выполнили за 40 минут. Молдавская армия перестала существовать. Порядок навели быстро, разделение прошло по Днестру. А моё участие в этом конфликте состояло в командовании батальоном. Получил три ранения, уволился и вернулся домой, в Курск.

— И занялись казачеством?

— Достаточно быстро прояснил, как здесь обстоит дело с казаками. Произошёл распад Союза, Курская область вновь оказалась пограничьем, порубежьем, и казачество здесь вновь обрело изначальный смысл. Указ о создании казачества издал Ельцин. В Курске возникло три казачьих организации: Казачье городское общество «Защита Отечества», Союз казаков-воинов России и Зарубежья, и — как округ Центрального казачьего войска — Курское окружное казачье войско, которое возглавил я. Постепенно первые два общества вошли в нашу организацию.

— Какие сейчас перед вами задачи? Какие перспективы? Как вы видите дальнейшее развитие казачества?

— Моя мечта — создать несколько станиц, где бы проживали конкретно казаки. В каждой станице реестровых казаков должно быть не менее 400-500 человек. Казаки к этому готовы — вплоть до того, чтобы оставить нынешнее жильё и перейти на совместное проживание на одной территории. И теперь вопрос в принятии закона о казачестве Курской области. Он сейчас лежит в Областной Думе, а закон о предоставлении казакам земли (без торгов) давеча был принят. 8 районов дали своё согласие на предоставление земли, на которой мы сможет реально работать. Теперь мы сможем возвратиться к тем истокам, к тем традициям, которые были у казачества раньше.

Могу сказать, что курское казачество в настоящее время развивается, крепнет. Если в начале, когда я пришёл, в качестве подразделений у нас было 8 хуторов и станиц, то сейчас уже 18. К нам присоединились Щигры, в Большесолдатском открывается наше подразделение. Перспективу развития я вижу в том, чтобы в каждом районе были казаки. Если мы придём к этому знаменателю, тогда я буду понимать, что свою задачу выполнил.

Беседовал Олег Качмарский  

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here