Новый федеральный бюджет: Кого теперь в жертву принесут?

Фото: DPA/ ТАСС

Проект федерального бюджета России на ближайшие три года, внесенный правительством в Госдуму, сверстан как дефицитный. Предполагается, что в 2021 году его доходы составят 18,8 трлн. руб., а расходы — 21,5 трлн. руб. В 2022 году ожидается поступление 20,6 трлн. руб., тогда как расходная часть составит 21,8 трлн. руб. В 2023 году также ожидается, что расходы будут превалировать — 22,3 трлн. руб. поступлений против 23,67 трлн. руб. затрат. Таким образом, дефицит федерального бюджета в 2021 году ожидается на уровне 2,75 трлн. руб., в 2022-м — 1,25 трлн. руб., в 2023 году — 1,41 трлн. руб.

В своем заключении на этот документ вице-президент Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), доктор экономических наук Лев Якобсон указал, что «легче всего сказать, что объем стимулирующих программ [в проекте бюджета] недостаточен». При этом он предложил поставить себя на место тех, «кто разрабатывал проект бюджета в условиях кризиса и недостаточной ясности макроэкономической перспективы», и обратить внимание на очевидные приоритеты проекта бюджета.

К таковым он, в частности, отнес, прежде всего, расходы на социальную политику. «В нынешнем году при падении доходов государства они увеличились более чем на 18%, почти до 6 трлн. руб., что стало, пожалуй, основной антикризисной мерой», — подчеркнул он.

Также эксперт обратил внимание на увеличение расходов на здравоохранение: «В 2020 году эти расходы на 27% превысят величину, которая утверждалась на этот год, и превышение прежних планов, хотя и не столь значительное, предусмотрено на последующий период».

Одновременно Лев Якобсон положительно оценил работу правительства, которое нашло «иные способы увеличить поступления в бюджет»: повышение акцизов на табак и дополнительное обложение доходов тех, кто зарабатывает более 5 млн руб. в год или имеет большие банковские вклады. По его мнению, эти меры выглядят не только экономически приемлемыми, но и социально справедливыми.

Правда, при этом он счел «не очень реалистичным» заложенный в проекте бюджета восстановительный рост экономики более 3% ВВП в год. Однако все же уточнил — анализ, проводившийся в ВШЭ и других научных и экспертных организациях, показывает, что для этого имеется немало резервов. Например, более широкое использование мер целевой поддержки самых перспективных бизнесов, а также увеличение финансирования образования. «Именно оно в наибольшей степени формирует современный человеческий потенциал, окончательно ставший в XXI веке основой конкурентоспособности национальных экономик и государств», — резюмировал вице-президент НИУ ВШЭ.

Читайте:  МВД устанавливает местонахождение спутницы Навального Марии Певчих

«Действительно ли предпринятые кабмином меры по пополнению бюджета являются по-настоящему социально справедливыми? — поинтересовалась „СП“ у других экспертов. — И способно ли наше правительство пойти на то, чтобы не только учесть, но и воплотить в жизнь высказанные одним из руководителей НИУ ВШЭ рекомендации по увеличению затрат на образование?»

Что касается первой части вопроса, то опрошенные изданием специалисты оптимизма Льва Якобсона не разделили.

— В социальной политике, конечно, меры были предприняты в этом году, но до действительно социального государства нам еще очень далеко, — отметил депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке, член КПРФ Олег Смолин. — Расходы на здравоохранение, действительно увеличились. Справедливости ради следует отметить, что они, конечно, были запланированы к увеличению и ранее, однако в основном это произошло по причине борьбы с коронавирусной инфекцией. Впрочем, по оценкам медицинских организаций, положенные доплаты получил только каждый 5−6 медработник из тех, кто на самом деле находился в зоне риска. Хотя сам президент трижды лично указывал правительству на то, что оно неправильно выплачивает врачам положенные надбавки.

Что же касается увеличения расходов на социальную политику, то они в этом году также увеличились не столько усилиями самого правительства, сколько по личному требованию президента. Так, при поправках бюджет появились дополнительные расходы — на выплаты классным руководителям по 5 тысяч рублей, для семей с детьми от 3 до 7 лет, в том числе дважды — по 10 тысяч рублей в период пандемии.

Но при этом вновь хочу заметить, что минимальная заработная плата в России по-прежнему, мягко говоря, не соответствует статусу «социального государства». Сейчас ее размер — порядка 12 тысяч рублей, тогда как минимальный потребительский бюджет по данным Минтруда составляет 31−33 тысячи рублей, а по данным Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) — 39 тысяч рублей.

— Объявленная президентом прогрессия в шкале НДФЛ никак не претендует на роль реального инструмента для наполнения бюджета. Это не более чем популистское заявление, адресованное бедным слоям населения, которые желают какой-то социальной справедливости, — добавил доцент РЭА им. Плеханова, кандидат экономических наук Олег Комолов. — Во-первых, облагаться повышенным налогом будет очень незначительная величина доходов, а, во-вторых, запланированный с этого бюджетный доход в 60 миллиардов рублей в год — сумма совершенно незначительная в масштабах федерального бюджета, составляющего порядка 19 триллионов рублей. А уж в масштабах консолидированного бюджета, составляющего все 30 триллионов рублей — тем более.

Читайте:  Бандеровские «агенты Кремля» повесят немца Штайнмайера на первой гиляке

По сути, шкала налогов у нас как была регрессивной, так и осталась — люди с низкими доходами платят высокие налоги, а богатые либо платят их в небольшом объеме, либо фактически от них освобождены.

—  К пожеланиям Льва Якобсона правительство вряд ли будет прислушиваться, — пришел к выводу Олег Смолин — Напомню, еще в рамках ЦСР на тему увеличения бюджетных расходов на образование высказывался нынешний глава Счетной палаты Алексей Кудрин. И тогда у него был оптимальный вариант финансирования образования, а именно — увеличение ассигнований на эти цели примерно на 1 триллион рублей, до средних показателей стран-участниц Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Напомню, там эти расходы составляют 4,5−5% ВВП, а в России — только 3,6%.

В июне нынешнего года, предваряя свое выступление, посвященное голосованию по поправкам в Конституцию, президент России Владимир Путин заявил, что в бюджете следующего года должны быть увеличены расходы на образование и медицину. И пожелания президента, по идее, должны бы принять во внимание.

Однако хочу добавить, что в проекте бюджета на 2021−2023 годы пока не учтены, как сейчас иногда говорят, «пересобранные» национальные проекты. Способно ли правительство прислушаться к рекомендациям хотя бы президента — мы увидим только при принятии федерального бюджета, работа по обсуждению которого в думских комитетах начинается с 13 октября.

«СП»: — А разве кабмин способен взять и не выполнить прямое распоряжение первого лица в государстве?

— Я хочу обратить внимание на то, что указ президента от 7 мая 2012 года в части повышения оплаты труда педагогов и медработников всех уровней и медработников не выполняется хронически. Достаточно сказать, что, по данным ОНФ, 68% медиков, исключая тех, кому достались «ковидные» надбавки, получали зарплаты меньше 25 тысяч рублей.

Читайте:  Холода пришли всерьез и надолго: прогноз погоды на выходные

«СП»: — А на каком уровне идет этот «слом»? Какое звено вертикали власти отваживается не исполнять прямые поручения президента по увеличению зарплаты медикам и педагогам?

— Прежде всего, это позиция Минфина. Например, при обсуждении федерального бюджета на 2020 год в части науки, мы напомнили, что по майскому указу президента от 2012 года расходы на науку еще в 2015 году должны были составить 1,77% ВВП, причем 1% — напрямую из бюджета, а по данным на 2020 год они едва достигали 0,44% ВВП. В ответ на это замечание коллеги из Минфина нам безапелляционно заявили, что положения майского указа президента от 2012 года они собираются выполнять только к 2035 году, хотя глава государства своих указов не менял.

Исходя из сказанного экспертами, сам собой напрашивается вывод о том, что при окончательном утверждении проекта федерального бюджета ждать от российского правительства чудес в виде реально ощутимого увеличения расходов госказны на такие значимые социальные сферы, как образование и медицина, видимо, не придется. Следовательно, ни о каком росте ВВП свыше 3% говорить не приходится, более того, в вопросе выправления положения с нашим бюджетом, который сейчас стал дефицитным, следует ждать очередных секвестров с параллельным введением более жестких мер.

— В резервы залезать государство не хочет, потому что продажа валюты из Фонда национального благосостояния может укрепить рубль, что нашим сырьевым экспортерам крайне невыгодно. Отсюда я допускаю общее повышение налоговой нагрузки в 2021 году, — резюмировал Олег Комолов. — При этом оно вряд ли будет сопряжено с дальнейшей прогрессией, народу, образно выражаясь, уже «кинули кость», ответив на чаяния общества таким формальным шагом. Так что дальше мы с вами можем наблюдать и очередное повышение НДС, и очередное движение вверх границы пенсионного возраста. Эти меры озвучивались уже давно, я полагаю, нас к ним потихонечку и готовят.

Экономика России после коронавируса

Стало известно, за счет каких мер будут покрывать дефицит госбюджета в 2020 году

Продавцы массово снимают загородные дома с продажи из-за второй волны пандемии

Эксперт: россиян вновь ждут сокращения

Из-за пандемии COVID-19 у 4,6 млн россиян сократилась зарплата

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here