Россия занимает четвертое место в мире (после Индии) по выбросу парниковых газов, США — на втором месте (на первом — Китай). Что стоит на кону и как может быть разрешен вопрос с климатическими проблемами?

Обиды обидами, а табачок врозь: Байден пригласил Путина на саммит по климату Джо Байден. Фото: depositphotos.com

Президент США Джо Байден пригласил 40 мировых лидеров на саммит по климату, который должен пройти 22 и 23 апреля. Учитывая, что США считаются вторым по величине производителем парниковых газов в мире после Китая, а Россия — четвертым после Индии, отсутствие этих стран на саммите могло бы означать почти что его провал. Неопределенность сохраняется с учетом фактически политического скандала, возникшего, когда Байден положительно ответил на вопрос журналиста о том, считает ли он Путина убийцей.

Джо Байден сообщил журналистам, что не приглашал непосредственно Владимира Путина или Си Цзиньпина, но сказал, что они «знают, что их пригласили» на мероприятие по координации глобальных усилий по сокращению выбросов, влияющих на климат. При этом в заявлении Белого дома говорится о желании сотрудничать с Россией и Китаем по вопросам изменения климата, несмотря на растущую напряженность в ряде других областей.

Читайте:  В России за сутки выявлено еще 11 493 случая коронавируса

Вопрос слишком серьезный, чтобы его игнорировать, но слишком сложный в плане дипломатии. Даже если от России в саммите примет участие лично Владимир Путин, вряд ли между президентами будет прямой контакт, говорит директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта Юрий Рогулев.

Юрий Рогулев директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта в МГУ «Я не думаю, что это будет какое-то, так сказать, судьбоносное совещание. На экране повстречаются, помашут, да, непосредственного контакта не будет, я думаю, что каждый будет на своей жердочке сидеть и на своем экранчике говорить. Это вдвойне подчеркивает всю глупость устроенного скандала. Потому что такие вещи не приняты в международных делах, не приняты именно по этой причине. Какой смысл оскорблять лидера другого государства, если тебе завтра придется к нему обращаться с просьбой о сотрудничестве в том или ином вопросе? Ведь оскорбляют тогда, когда решают, не знаю, разорвать дипломатические отношения, объявить войну — то есть когда все мосты сжигаются и конец. А тут-то что, смысл какой?»

Читайте:  Глава компании «Геоскан» — о дронах, блиндажной экономике и российских технологиях в голливудских блокбастерах

Климатические соглашения и углеродные квоты — это слишком серьезно и масштабно, чтобы помнить о каких-то личных или дипломатических обидах. Действия Европы (а еще важнее то, что Джо Байден отказался от бойкота этой темы, неформально объявленного ранее Дональдом Трампом) привели в последнее время к явному качественному перелому в движении в сторону низкоуглеродной энергетики. И теперь тот, кто не вскочит в этот уходящий поезд, рискует остаться среди постоянно отстающих. Это особо важно для России как для одного из крупнейших производителей углеводородных ресурсов, с одной стороны, и как для страны, в которой сосредоточено порядка 20% лесных ресурсов, — с другой. Комментирует эксперт в области энергетики российского отделения «Гринпис» Владимир Чупров:

Владимир Чупров эксперт в области энергетики российского отделения «Гринпис» «На сегодня все страны мира выбрасывают примерно 33 млрд тонн эквивалента углекислого газа в энергетике. И еще примерно 20 млрд — это лесные пожары, фреоны, химические процессы в промышленности. Можно оценить объем выбросов в более чем 50 млрд тонн. В случае если политики и бизнес усилят свои действия в выполнении целей Парижского соглашения, то можно будет оценивать рынок примерно в 2,5-5 трлн долларов. Для сравнения, весь ВВП мира составляет порядка 70 трлн долларов в год. Вот там примерный порядок масштаба рынка».

Читайте:  Россия - Кипр, футбол - обзор матча: как сыграли вчера 13.10.2019, счет, результат (видео голов)

В прошлом году цены на углеродные квоты держались на уровне около 30 долларов за тонну. Чисто арифметически это уже порядка полутора триллионов. Однако реально объем продаж составил 214 млрд. Как говорится, много, но маловато. Это значит, что большая часть мировой промышленности пока что ускользает из-под международного углеродного регулирования, установленного Парижским соглашением. Но вряд ли эта ситуация продлится долго. Она явно меняется в сторону ужесточения, в том числе и из-за политики Китая. Поэтому, по оценке S&P, к 2030 году средние цены «углеродных кредитов» могут составить 120 долларов за тонну. А есть и иные оценки, которые говорят даже о 170 долларах за тонну.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here