У коллекторов скоро наступит "жатва"

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

По мере того, как россияне избавлялись от эйфории после снятия жестких карантинных мер, перед ними все острее вставал вопрос о том, на какие средства жить дальше. Выход из сложившейся ситуации напрашивался сам собой — срочно идти занимать деньги в банках.

В результате Сбербанк еще в прошлом месяце вышел на рекордный для себя уровень предоставления кредитов населению (441 млрд. рублей, что в 1,5 раза превысило среднемесячный показатель по гражданским займам в докризисный период в стране), а в августе компанию ему составил ВТБ, выдав физическим лицам кредитов более чем на 152 млрд. рублей (+17,5% к аналогичному периоду прошлого года). Всего же в течение августа, уточняют, в частности, российские информагентства, общий объем денег, полученных россиянам по подобным договорам, достиг грандиозной цифры — 1 триллион рублей.

Как подчеркивают представители самих кредитно-финансовых учреждений, речь идет как о льготной ипотеке (на которую приходится примерно 40−60% всех выданных средств), так и о потребительских кредитах наличными. По их словам, сложившаяся ситуация обусловлена, во-первых, отложенным спросом на покупку жилья, а, во-вторых, стремлением россиян рефинансировать собственные займы.

С одной стороны, некоторые финансовые аналитики преподносят это событие как доказательство того, что российская экономика оправляется после нанесенного ей коронавирусом удара, апеллируя к тому, что в конечном итоге это отразится на росте отечественного ВВП. Но, с другой стороны, здесь есть немало поводов для беспокойства.

Так, известный экономист Владислав Жуковский приводит в своем Твиттер-аккаунте весьма тревожные данные: на фоне продолжающего седьмой год подряд падения доходов населения 80% россиян вынуждены экономить на еде, 65% граждан не имеют абсолютно никаких сбережений, 52% многодетных семей находится за чертой бедности, а 50% людей в России имеют доходы ниже 25 тысяч рублей. При этом, как уточняют представители бюро кредитных историй и коллекторских агентств, общий объем просроченной задолженности физлиц из-за невозможности обслуживать кредиты почти достиг того же триллиона рублей (830 миллиардов по состоянию на 03.09.2020), в связи с чем банки ожидают пика дефолтов уже в сентябре-октябре нынешнего года.

Читайте:  Английский для Работы - Как Учить?

«При таком положении дел не столкнется ли Россия, в довершение ко всем ее экономическим проблемам, еще и с кредитным финансовым пузырем, аналогичным тому, что лопнул в 2007 году в США, спровоцировав мировой финансовый кризис 2008 года?» — поинтересовалась «СП» у экспертов в области финансовых рынков.

— Все зависит от того, как будет в дальнейшем развиваться наша экономика, и начнут ли у людей наконец-таки расти доходы, — отметил в беседе с «СП» руководитель Центра институтов социально-экономического развития Института экономики РАН, экономист Николай Ахапкин. — Если это случится, то ситуация будет относительно стабильной, и никаких особых проблем с погашением задолженностей наблюдаться не будет. Но если мы не выйдем на устойчивый хотя бы относительно динамичный экономический рост, то в перспективе — а я имею в виду уже следующий год — проблемы могут нарастать.

«СП»: — Во что они могут вылиться?

— Люди окажутся в тяжелом положении и откажутся платить. Не потому, что они не хотят этого делать, а потому, что они этого делать не смогут. И это, естественно, будет ударом по банкам. Я все-таки надеюсь, что у нас не случится повторения таких особенностей, которые сопровождали процессы «выбивания» задолженностей по кредитам в предыдущие годы.

«СП»: — Если это будет ударом по банкам, значит ли это, что «под раздачу» попадет и вся наша экономика в целом, а, следовательно, и вся социальная экономическая политика государства в частности?

—  Если будет реализовываться «негативный сценарий», происходящее станет частью общеэкономического углубляющегося кризиса, у которого, естественно, будут ярко выражены социальные последствия. Ведь банки, несмотря на то, что они четко блюдут свои интересы, выполняют еще и определенные социальные функции.

А вероятность воплощения в жизнь именно «негативного» сценария довольно высока. И прежде всего потому, что россияне, подчеркивает аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев, берут кредиты, не думая, как они будут их потом отдавать.

— Очень многие россияне желают улучшить свои жилищные условия, — поясняет эксперт, — но при этом они понимают, что в текущих условиях Центробанк снижать дальше размер ключевой ставки, скорее всего, не будет вообще. А если и будет, то сделает это, вероятно, не в сентябре, а в декабре, да и то максимум на 25 базисных пунктов. То есть ее итоговое значение не опустится ниже 4%, поскольку инфляционные показатели этому не благоволят. А раз так, то ниже 6,5% ипотеки уже не будет. Поэтому граждане действуют по принципу «хватай, пока дешевое», но при этом умудряются обхитрить банк и взять кредит, не имея реальных доходов для его обслуживания.

Читайте:  Диспансеризация в 2020 году и таблица годов рождения, которые под нее попадают

«СП»: — А как им это удается, учитывая, что андеррайтинг в банках давно уже ужесточен?

— Например, люди используют для первоначального взноса сумму, полученную при оформлении обычного потребительского кредита. Также для этих целей нередко используется материнский капитал. В целом и то, и другое означает, что у граждан для того, чтобы выполнять свои обязательства по такому серьезному кредиту, никаких реальных доходов, в общем-то, нет.

«СП»: — Можно ли на этом основании предполагать, что таким образом Россия уверенно движется по наклонной дорожке к повторению американского ипотечного кризиса 2007 года, ставшего предтечей мирового финансового кризиса 2008 года, последствия которого мир так еще толком и не преодолел?

— Тогда американцы немного заигрались в кредитование, дело доходило до того, что в то время даже безработный мог спокойно оформить ипотечный договор с банком. Россия же идет в кильватере мировой экономики, благодаря чему мы все-таки имеем возможность отслеживать подобные ситуации, своевременно выявляя в принципе неплатежеспособных заемщиков.

«СП»: — А могут ли какие-то факторы резко усугубить положение дел с кредитованием населения?

— Во-первых, сейчас ситуация на российском рынке труда очень шаткая — сегодня у заемщика есть работа, а уже завтра ее может не быть, и с чего тогда он будет выплачивать кредит? Во-вторых, вероятность «второй волны» коронавируса еще пока никто не исключал. Так, буквально на днях был зафиксирован абсолютный мировой максимум по количеству заболевших, а некоторые страны уже объявляют карантин. Если дело вновь обернется введением ограничительных мер и всеобщим локдауном, то число неплательщиков по кредитам, понятное дело, серьезно увеличится. Пока это все, конечно, теоретические угрозы, но они есть.

Читайте:  Как правильно пить кефир, чтобы похудеть

«СП»: — Но если они вдруг воплотятся в реальность, как тогда государство будет решать очередную свалившуюся на него проблему?

— Первое, что могут сделать наши монетарные власти — сделать так, чтобы банки больше не выдавали гражданам кредитов, ужесточив требования к резервированию ими средств. Параллельно могут быть ужесточены требования к действиям банков по просроченным платежам по кредитам свыше 90 дней. Но это все касается «новых» кредитов, а что будет предприниматься по кредитам «старым» — пока сказать сложно. Полагаю, банки будут как-то самостоятельно выкручиваться из создавшегося положения — может, будут принимать решение рефинансировать подобные кредиты, а, может, предпочтут перевести его в категорию безнадежных и списывать.

Однако помимо двух вариантов действий относительно просроченных кредитов, описанных Алексеем Кореневым, банки спокойно могут реализовать еще и третий — отдать «плохие» задолженности на откуп коллекторам за половину (или даже треть) их стоимости, чтобы не нести убытки. А насколько жесткими методами могут использовать «выбиватели долгов» даже с учетом последних изменений в действующем законодательстве — россияне прекрасно знают не понаслышке.

Утешает тут только одно — наши монетарные власти, уточняет Алексей Коренев, всерьез опасаясь раздувания кредитного пузыря, периодически все-таки предпринимают попытки «остудить» рыночный сегмент кредитования, намекая банкам, чтобы они более четко отслеживали просроченные задолженности. А правительство, по словам эксперта, всерьез настроено не продлевать после 1 ноября сроки действия госсубсидирования ставок по ипотечным программам, чтобы не допустить избыточной закредитованности населения.

Как без доступных кредитов россияне будут не то, что улучшать свои жилищные условия, а даже просто сводить концы с концами, правительству, видимо, думать не интересно.

Экономика России после коронавируса

Путин сравнил падение ВВП в России с другими странами

В США признали успехи российской экономики в борьбе с кризисом из-за пандемии

Туристический бизнес в России заработал в два раза меньше из-за пандемии

Путин: пик экономических проблем пройден

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here